February 22nd, 2014

Толстой, Фёдор

Дед (5 часть)

       Продолжение. Начало в http://li-kep.livejournal.com/22799.html
                                               http://li-kep.livejournal.com/23270.html
                                               http://li-kep.livejournal.com/23468.html
                                               http://li-kep.livejournal.com/23560.html

    Дед же мне преподал и первый урок предательства. В посёлке, где мой отец работал директором МТС (машинно-тракторная станция), прививки делали не так как в городе, в поликлинике. Медсёстры брали чемоданчик, шли по домам и прививали всех наличествующих детей. Как-то завидев двух тётенек в белых халатах, я решила этой процедуры избежать. Влетев в дом, я выпалила деду: «Дедушк, там прививать идут, меня дома нет, не выдавай». На что дед согласно закивал: «Ладно, ладно». Я нырнула под родительскую кровать, забилась в угол и через щель между стеной и покрывалом стала наблюдать. И каково же было моё изумление, когда мой любимый, родной, замечательный дед на вопрос обо мне громко сказал: «Гуляить», а пальцем показал на кровать. Он меня предал. Мне было всего 6 лет и до этого меня обманывали только дети и как-то медсестра в больнице, сказав, что будет не больно, а было больно. Вообще я врачей побаивалась, так как до пяти лет долго болела. Я до сих пор помню, какой дед стал чужой в этот момент. Это было так страшно, что я безропотно покинула своё убежище и пошла на экзекуцию. Очень хотелось заплакать. Я боялась поднять на него глаза и встретиться с его взглядом, ком стоял в горле, важно было удержать лицо. Я даже не помню: больно было или нет. Обида пересилила боль. Женщины посмеялись и ушли. Ушел и дед, и тут я завыла. Я это долго переживала и почему-то не рассказала никому. Этим невозможно было поделиться. Очень странно и обидно было несоответствие того, что чувствовала я, и как воспринимали это окружающие: бабушки-соседки во дворе смеялись вместе с дедом. Став постарше и пересмотрев ситуацию, я поняла, что ему важно было сделать мне прививку, а мои переживания ему казались незначительными – обыкновенная мужская грубоватость. Может под другим углом эту ситуацию и можно рассматривать как юмористическую, но всегда, когда я вспоминаю этот эпизод, мне становится жалко меня тогдашнюю.

Collapse )


     Продолжение следует....