li_kep (li_kep) wrote,
li_kep
li_kep

Categories:

Дед (5 часть)

       Продолжение. Начало в http://li-kep.livejournal.com/22799.html
                                               http://li-kep.livejournal.com/23270.html
                                               http://li-kep.livejournal.com/23468.html
                                               http://li-kep.livejournal.com/23560.html

    Дед же мне преподал и первый урок предательства. В посёлке, где мой отец работал директором МТС (машинно-тракторная станция), прививки делали не так как в городе, в поликлинике. Медсёстры брали чемоданчик, шли по домам и прививали всех наличествующих детей. Как-то завидев двух тётенек в белых халатах, я решила этой процедуры избежать. Влетев в дом, я выпалила деду: «Дедушк, там прививать идут, меня дома нет, не выдавай». На что дед согласно закивал: «Ладно, ладно». Я нырнула под родительскую кровать, забилась в угол и через щель между стеной и покрывалом стала наблюдать. И каково же было моё изумление, когда мой любимый, родной, замечательный дед на вопрос обо мне громко сказал: «Гуляить», а пальцем показал на кровать. Он меня предал. Мне было всего 6 лет и до этого меня обманывали только дети и как-то медсестра в больнице, сказав, что будет не больно, а было больно. Вообще я врачей побаивалась, так как до пяти лет долго болела. Я до сих пор помню, какой дед стал чужой в этот момент. Это было так страшно, что я безропотно покинула своё убежище и пошла на экзекуцию. Очень хотелось заплакать. Я боялась поднять на него глаза и встретиться с его взглядом, ком стоял в горле, важно было удержать лицо. Я даже не помню: больно было или нет. Обида пересилила боль. Женщины посмеялись и ушли. Ушел и дед, и тут я завыла. Я это долго переживала и почему-то не рассказала никому. Этим невозможно было поделиться. Очень странно и обидно было несоответствие того, что чувствовала я, и как воспринимали это окружающие: бабушки-соседки во дворе смеялись вместе с дедом. Став постарше и пересмотрев ситуацию, я поняла, что ему важно было сделать мне прививку, а мои переживания ему казались незначительными – обыкновенная мужская грубоватость. Может под другим углом эту ситуацию и можно рассматривать как юмористическую, но всегда, когда я вспоминаю этот эпизод, мне становится жалко меня тогдашнюю.

    Вообще дед очень любил детей. В городе у него всегда во дворе была куча приятелей среди них и всегда в больших карманах лежали завалявшиеся карамельки, а кроме них там можно было найти прыгалки, маленькие мячики, бантики, варежки и всякую другую детскую мелочь. Нередко в дверь звонили дети, дед к ним выходил, и они о чём-то беседовали. На мой вопрос: «Кто это?», он отвечал: «Да, Танька попросила прыгалку подержать и забыла» или: «Да, Вовка мячик оставил». Он был своеобразной камерой хранения для детей нашего двора.

    Пока у деда было неплохо со зрением, он чинил у нас дома всю обувь, за исключением модельной. У него был набор инструмента, и благодаря деду все наши сандалики и башмаки всегда были в приличном виде, а валенки вовремя подшиты. Но и выговоров от него мы наполучали за небрежное отношение: «Не сбивай носки», «Не катайся», «Не мни задники», «Не шкрябай», «Так на вас обуви не напасёшься».

    Но однажды, уже во время учёбы в институте, вернувшись на каникулы домой, позвонив в дверь, услышав привычное: «Кто там», и радостно прокричав: «Дедушк, это я », я влетела в открытую им дверь и увидела, что дед плачет: ослеп. Так он лишился своей радости - «Тихого Дона». Он очень переживал свою слепоту и долго не мог решиться на операцию: ему было уже под девяносто лет. Но всё-таки прооперировали удачно один глаз, а второй он оперировать не стал. Читать он с тех пор перестал, и иногда это делали мы, но чаще отец, а потом потихоньку дед перешёл на радио.

    Во время его слепоты, приехав очередной раз домой и, зайдя к нему поздороваться, в ответ на: «Дедушк, здравствуй», я услышала: «Эт, кто?». Ответила: «Это я».

    - «Ты где ж теперь?»  

    - «В институте»

    - «Кем будешь?»

    - «Инженером»

    - «Ох-хо-хо-хо-хо, кто ж землю то пахать будет?».

    И мне - дурёхе это показалось тогда смешным. Но всё-таки этот вопрос что-то во мне сдвинул и пробудил интерес к прежней его жизни. Я вдруг подумала, что я так мало знаю о нём, о бабушке умершей до моего рождения. На Дону, в его местах, я была только один раз в 11 лет. Я была очарована этими степями, по которым идёшь, идёшь, и, кажется, конца им нет. Увидела много новых растений: особенно запомнился жёсткий на ощупь и нежный по цвету бессмертник. Очень была удивлена, увидев на памятнике казакам, погибшим в русско-японской войне целую стопку своей фамилии. Мне казалось до этого, что наша фамилия - это большая редкость. Я провела там чудесное лето, познакомилась с двумя дедовыми братьями, папиными двоюродными и своими троюродными сёстрами, со своей племянницей-ровесницей, наплавалась на кубышках (высохших тыквах) в речке со смешным названием: Кундрючка, побывала на деревенской свадьбе с плачем невесты, поторговала яблоками перед местным пионерским лагерем. На последнем моменте я немного остановлюсь. Я росла в семье, где оба родителя были убеждёнными коммунистами, где золотые украшения считались пережитком. Где считалось, что ковры и тряпки это мещанство, что главное образование, профессиональная состоятельность и строительство коммунизма. Очень поощрялся труд, а любое торгашество было не в чести. Поэтому, когда мою троюродную племянницу- ровесницу, а заодно и меня, её бабушка отправила торговать яблоками, я испытала целую гамму чувств: с одной стороны было интересно попробовать и заманчиво в смысле денег (деньги предназначались нам же на сладости), а с другой стороны было невероятно стыдно. Яблок было в саду много, а пионеров было жалко и поэтому я сразу ощутила себя чуть ли не кулачкой. С другой стороны невозможно же накормить всех пионеров даром. В общем, на втором походе всё это благополучно закончилось, но внесло некоторую недосказанность в наши, безоблачные до тех пор, отношения с племянницей, так как моё смятение было замечено, и произошла небольшая разборка. Это был мой первый опыт торговли.


     Продолжение следует....



Tags: дед, детство, история, память, семья
Subscribe

  • Вернулись!!!

    Столько было треска на эту тему во всяких дебатах политических (мы-не мы), а мне просто хотелось, чтобы всё прошло нормально. Всё-таки в таком…

  • Народный юмор

  • Народный юмор

    Взято из Одноклассников. Среди комментариев один (вполне резонный): зато создано несколько рабочих мест.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Вернулись!!!

    Столько было треска на эту тему во всяких дебатах политических (мы-не мы), а мне просто хотелось, чтобы всё прошло нормально. Всё-таки в таком…

  • Народный юмор

  • Народный юмор

    Взято из Одноклассников. Среди комментариев один (вполне резонный): зато создано несколько рабочих мест.